Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь - и для вас откроется множество возможностей, функций и дополнительной информации, недоступных для незарегистрированных.

Александр Зорюков: Трудно развиться в пейзаже дальше Шишкина! И что?

Александр Зорюков: Трудно развиться в пейзаже дальше Шишкина!
Александр Зорюков

Известный кировский живописец Александр Зорюков рассказал Городскому сайту Кирова о своей жизни и творчестве.

- Александр, как Вы пришли к профессиональному занятию живописью? Вы учились совсем по другой специальности, живете в небольшом городе, где априори мало покупателей...

- К профессиональному занятию живописью я пришел в 1992 году, когда меня уволили по сокращению штатов из КРЭС, где я работал в течении двенадцати лет художником-оформителем. После этого пошел в налоговую инспекцию и оформился свободным предпринимателем. В свидетельстве предпринимателя мой род деятельности назывался так: "Выполнение картин масляными красками". А до этого у меня был примерно двадцатипятилетний опыт занятий живописью как любитель, в нерабочее время.

Вообще-то рисовать я любил с детства, а конкретно живописью, т.е. масляными красками начал заниматься где-то с 1974 года. Параллельно переворошил все кировские библиотеки в поиске полезной информации, много чего нашел, самое интересное выписывал, получилась целая книга. Потом, где-то в 1980 году, познакомился с фоминичским художником Степаном Епифановичем Косенковым, у которого многому научился. Много писал этюдов с натуры, а это очень хорошая школа. Еще Репин называл натуру лучшим учителем. У этого учителя я продолжаю упорно учиться до сих пор. Иногда выхожу на этюды в компании кировских художников В.Василенко и А.Евдокимова, а так же людиновских В.Хованского и О.Лапешина.

А специального художественного образования у меня нет. В детстве я жил в деревне Большухе, поэтому никакой подготовки у меня не было.

- Это был сознательный выбор - стать художником-реалистом? Ведь в те годы в СССР были невероятно популярны экспрессионисты вроде Модильяни или Джакометти, да и Пикассо с Шагалом были вполне доступны и модны. А вы выбрали консервативный жанр.

- Кем-то когда-то сказано - у талантливого человека нет выбора, он занимается тем, чем ему предназначено свыше. Я на себя эти слова не примериваю, но... Я тоже ничего не выбирал. Я с детства любил рисовать. Копировал карандашами иллюстрации из школьных учебников и все такое. А как можно загореться копированием черного квадрата или чего-то из Пикассо? По-моему тут надо иметь какую-то деформированную психику. Я даже ребенком не видел у этих художников искусства. Поэтому, еще раз, я не выбирал, я с этим родился.

К тому же я не уверен, что в семидесятые годы прошлого века названные вами художники были так уж популярны. Таких художников искусственно навязывали людям (как и сейчас) - это было, но что бы они были сильно популярны... Я, по крайней мере, такого не чувствовал. А имя Джакометти я вообще впервые слышу.

Есть простой способ определить, что настоящее искусство, а что халтура. Любой человек может попробовать скопировать известный квадрат, а потом "просто" портрет архитектора Ланчи работы Брюллова. Простым я его назвал, потому, что это погрудный портрет, в котором почти ничего не сделано. Кроме головы. Но голова написана так... В общем там есть все! И виртуозный рисунок, и гениальный, "живо" колорит, и мастерство исполнения. А так же характер, внутренний мир изображенного. Любой человек может скопировать квадрат, а кто может скопировать портрет Ланчи? А уж свои работы делать на этом уровне могут только гении, единицы из многих-многих тысяч художников всех времен и народов. То же касается и других дутых гениев, типа Шагала.

- Как живет живописец в условиях нашего маленького городка? Где вы покупаете масло, кисти, холст, подрамники, рамы? Ведь специальных магазинов в Кирове нет.

- В условиях маленького города художнику трудно заработать на жизнь живописью. Но, помогает Интернет, - бывают заказы и приобретение работ и из других городов России. Однажды в Питер отправлял по почте сразу семь работ. Причем, самая большая была размером где-то 80х130 см. Работы на подрамниках, поэтому в рулон их не свернешь. Почтовики изрядно напугались этой моей посылки!

Побольше года назад появился сайт, который занимается изготовлением постеров с картин художников. И там мне кое-что перепадает. Короче говоря, на хлеб хватает. Хотя кризисы постоянные сказываются.

Материалы для работы покупаю в основном в Москве, но по мелочам можно и здесь что-то перехватить. Есть и кое-какие краски, разбавители, лаки в "Находке", а также в Людинове. Рамы заказываем в "Находке" на Гагарина, а они, в свою очередь, заказывают в Брянске. Подрамники делаю сам, натягиваю и грунтую холст сам.

- Многие ваши работы находятся в частных коллекциях по всему миру. Вы могли бы рассказать какую-то особенно удивительную историю о том, как нашелся покупатель и где картина в конце концов оказалась?

- Каких-то сногсшибательных историй не было, но забавные были. Например, была у меня работа под названием "Деревенька Овражек". Изображен реальный вид на одну небольшую деревеньку со стороны леса в Кировском районе. Несколько лет назад один москвич по ключевому слову нашел эту мою работу. Искал информацию о своей родной деревне, и ему попалась эта моя работа. В этой работе был показан только один дом, остальные "спрятались" за деревьями. Как оказалось, это его родной дом. Заказал повторение.

В девяностых годах я продавал работы сразу через несколько калужских салонов. В одном, на Ленина, мне рассказали в 1996 году, что мою работу "Зима седая" купил знаменитый актер и певец Олег Анофриев, бывший в Калуге на гастролях.

В другом салоне, на Театральной, рассказали вот такую интересную историю. Одна женщина, сотрудница банка на этой же улице, хотела купить мою работу и, зная, что я продаю их в этом салоне, часто туда заходила, но каждый раз неудачно. Работы тогда хорошо уходили, и она не успевала. Однажды пришла к ним в салон и рассказала. Шла в Москве по какой-то улице. Видит - прямо на улице продаются работы художников. Узнала по манере мою и купила. У себя под боком купить не смогла, а огромной Москве случайно нашла. Я тогда продавал в одном из салонов Москвы, а они, как оказалось, продавали работы не только в салоне, но и с улицы.

Несколько лет назад делал на заказ три пейзажа одному москвичу. При личной встрече он поведал, что я прославляю свой город. Лично он узнал о нашем городе только благодаря моим работам. Насколько это верно судить не берусь, но у меня в названиях многих работ присутствует слово "Киров", а уж в аннотациях тем более.

В 2005 году у меня был американский галерист из Далласа Джим (фамилию не помню), купил пять-семь работ. Он приезжал, конечно, не только из-за моих работ.

Я не могу знать про каждую работу, куда она в конце-концов попала. Даже когда покупают у меня дома, я не всегда знаю, куда она уйдет. Моих работ много за границей. Точно знаю про такие страны: США, Германия, Турция, Норвегия, Китай, Испания. Думаю, больше всего работ оседает в Кирове, во всяком случае в Калужской области. Есть они у таких известных людей нашего города как В.В.Михалев, А.А.Литвинов, О.П.Федорков, В.Н.Новосельцев и других. Как минимум две работы были подарены кировчанами губернатору А.Артамонову. А самым крупным коллекционером моих работ является В.Сафронов, бывший кировчанин, проживающий ныне где-то в Подмосковье. С самого начала я не подсчитывал, а теперь трудно сказать, сколько их у него. Но десятка три точно.

- А в целом, как можно бы представить аудиторию покупателей Ваших картин? Кто чаще всего покупает, какая доля кировчан или людиновцев среди покупателей? Какие каналы сбыта для Вас наиболее эффективны?

- Понятное дело, те, кто покупает для себя - это ценители реалистической живописи. Есть люди, их мало, которые просто чувствуют хорошую работу. Я этих людей замечаю. Когда такой смотрит на хорошую работу, у него просто глаза начинают гореть. Часто они не могут объяснить, чем эта работа для него хороша. Они просто каким-то шестым чувством понимают, что она хорошая и все. И от профессии, как я заметил, это не зависит. Бывает человек до мозга костей технарь, но хорошая живопись его задевает, восхищает, завораживает... Покупают часто и на подарки. Но это уже совсем другая история.

Канал сбыта основной - это, как говорится, самовывоз, т.е. люди покупают у меня дома. Но в разные года продавал через московские и калужские салоны, продавал и через кировский музей, пока Бауэр мелкими интригами и подлостями не достал окончательно. В настоящее время в Кирове продаю через магазин "Находка" у малого рынка. Ну и из дома, как всегда.

- У Вас много пейзажей, наша природа богата и красива. Как вы находите интересные точки обзора? Это правда, что чаще всего вы работаете не на пленэре, а по собственноручно сделанным фотографиям? Как за столько лет удается находить все новые и новые темы для пейзажей?

- Нашу природу в целом я не считаю уж сильно красивой. Ведь все познается в сравнениях. В России есть озеро Байкал, есть неописуемые красоты Карелии, берега Волги и много других изумительно красивых мест. А наша природа, по сравнению с перечисленными местами, все-таки средненькая. Но отдельные красивые уголки природы у нас есть. И их немало.

А ищу я их по разному. Например зимой, когда много снега, могу просто пешком пойти в ближайший лес, благо идти до него каких-то пятнадцать-двадцать минут. Когда нет снега и хочется попасть в лесную чащу - лучше всего на велосипеде. Ну а если надо куда-то подальше, то на машине. Всегда стараюсь найти не просто красивый вид, а готовую картину, чтобы не надо было что-то добавлять от себя, чтобы с этюда писать сразу картину. Но не всегда удается найти такой вид и тогда довольствуюсь каким-нибудь простеньким мотивом. Но любой этюд нужен и полезен.

Я использую фотографии в работе над картинами. Именно использую, а не подменяю ими этюды. По своему уже, можно сказать, большому опыту, могу сказать, что ни одна, самая замечательная фотография не заменит хороший этюд. Имею в виду цвет, колорит. В этюде у меня цвет всегда лучше, чем на фотографии, точнее сказать - правильнее. Кроме того, когда пишешь с натуры, цвета еще и запоминаешь, что помогает дома в работе над картиной. А фотографии помогают с деталями. Как можно в маленьком этюде запечатлеть все детали, например, кировского храма, и сколько на это уйдет времени? Все эти оконные рамы, архитектурные детали и детали окружающей территории. А без деталей это уже не будет кировский храм. Это будет какой-то непонятный храм вообще.

Темы для пейзажей? Находить их легко! Одно и то же, известное тебе, место, при разном освещении выглядит по разному. Даже в один и тот же день можно сделать несколько разных картин. Я уж не говорю про разные времена года. Бывают места, которые можно писать с немножко разных точек и получаются совершенно разные картины. За улицей Фокина - железнодорожный мост. С этого моста и с насыпи в сторону города открывается изумительный вид. Вот любуюсь я этим видом, а потом делаю двадцать шагов в сторону и снова изумляюсь. Другая картина! Какие-то детали скрылись, но стали видны другие, и опять красиво. Еще переходишь на двадцать шагов - третья картина. Таких точек там не менее четырех-пяти. Несколько точек, на кировском берегу, я уже "освоил". А дальше по мосту, в сторону Фаянсовой, другие точки ждут своего часа.

- У Вас есть и портреты. В царской России существовала традиция обязательно писать портреты для всех членов дворянских семей. Сейчас новая элита - чиновники, полицейские, руководители компаний - часто ли заказывают свои портреты? Какие специфические требования у них бывают?

Я пишу портреты, но редко, только на заказ и по фото. В царское время не была так развита фотография, и чтобы иметь портрет, надо было заказывать его у художника. Ведь нужна была не живопись сама по себе, а просто изображение человека. А теперь почти каждый человек может сделать свой портрет, в том числе и постер на холсте практически любого размера. И если человек равнодушен к живописи, зачем ему обращаться к художнику? Фото быстрей и дешевле. Поэтому живописные портреты теперь менее популярны, чем были в прошлые века. А требование, как правило одно, - чтобы человек был похож.

- Как Вы видите развитие традиций реалистического искусства? Кажется, уже все перепробовано... Многие называют ситуацию в этом жанре застоем. Как Вы решаете эти проблемы?

- Про застой в реалистическом искусстве впервые слышу. О таком могут говорить только люди, не понимающие что это такое живопись, не чувствующие ее, не понимающие красоту. Какой тупик? Вот был у нас художник Косенков, я смотрел и наслаждался его работами. Потом узнал художника Хованского, и тоже стал любоваться его работами. А еще раньше узнал Шишкина, Репина, Лактионова и многих других. Их работами тоже наслаждался и продолжаю наслаждаться. Они все реалисты, но они все разные и большие мастера, поэтому каждый из них мне интересен. Потому, что я вижу красоту в их работах, созданную благодаря таланту и высочайшему мастерству. Увижу работы более современных талантливых художников - буду любоваться и ими. И не важно, что они чуть хуже Шишкина - они другие, а значит в их работах есть что-то свое, интересное мне.

Если имеется в виду застой в том смысле, что нет развития, то... Ну, что поделать, трудно развиться в пейзаже дальше Шишкина. И что? Всех художников, пишущих пейзажи, - на свалку? Шишкин висит в Третьяковке, а что вешать в квартирах кировчан? Почему бы не Косенкова? Кому это мешает? Ну и что, что Шишкин самый великий пейзажист, пусть себе. Но мне нравятся, и я хочу их смотреть, - Щербаков, Каменев, Клодт и много-много других. Пусть они чуть ниже Шишкина, но они тоже мастера и их работы тоже доставляют мне и другим ценителям прекрасного, а не кособокого искусства, эстетическое удовольствие.

Некоторые считают, что развитие искусства - это Пикассо и др., а вершина развития - квадрат (как будто до Малевича никто квадраты не умел красить). Все это не развитие, а "дурилка картонная". Мне кажется, это должно быть понятно даже ребенку. Я любуюсь и получаю эстетическое удовольствие от работ Семирадского, но никогда не поверю, что кто-то любуется и получает такое же удовольствие от квадрата. Если такой человек есть - хотел бы с ним поговорить. Для меня лично проблемы здесь нет, поэтому и решать нечего.

- Широкий резонанс в Кирове вызвали Ваши публикации вокруг ситуации с нашим музеем и его директором Бауэром. Были ли судебные иски против Вас или, напротив, против Бауэра? Изменилось ли хоть что-нибудь после Ваших откровенных публикаций?

- Сколько существует музей - столько Бауэр торговал экспонатами, которые люди дарили музею. Это знают, по крайней мере, десятки людей в городе. Тут у меня никаких вопросов и сомнений давно нет.
Но это только одна сторона медали. Он как человек - подлый, зловредный, жуликоватый. Вот этим меня и достал. Я не буду здесь подробно об этом рассказывать, - кто хочет, может в моем блоге почитать. Я достаточно о нем рассказал.

Я писал о нем в калужский следственный комитет (кажется, так он называется) и в министерство культуры области. Они пересылали мои письма в Киров... ну и, по большому счету, все. Мне отписки присылали изо всех мест - из кировской прокуратуры, администрации, областного отдела культуры и следственного комитета. Никакой проверки в музее они не делали, только имитировали, тем самым подстегнули Бауэра замести следы своих преступлений. Никаких судебных исков к нему не было. Ко мне иски писать некому. Бауэр - редкий трус, да и сказать ему нечего, так как я рассказал о нем правду.

А изменилось ли что в музее, я попросту не знаю. Кажется, там появилась новая сотрудница. Ну а сам Бауэр получил хорошую порцию "славы". Теперь ему будет труднее обворовывать музей, подворовывать у людей, подличать и гадить исподтишка. Теперь он выхвачен лучом моего прожектора.

- Где сейчас можно посмотреть Ваши работы, кроме интернета? Планируете ли творческие поездки или участие в крупных выставках в ближайшее время?

- Мои работы, как я уже упоминал, можно видеть и приобретать в Кирове магазине "Находка" у малого рынка. Ну а еще только у меня дома.

Выставки в последние годы я сам не планирую. Как-то так получается, что кто-то куда-то приглашает и я не отказываюсь. И этого мне хватает. Вообще-то выставка - это довольно хлопотное дело, особенно в другом городе.

Поездки на пленеры по окрестностям города совершаю постоянно. А вот куда-то дальше... Иногда планируем, обсуждаем, в том числе с людиновскими художниками, но осуществлять удается не часто. В настоящее время никакими планами не обременены.

Сергей Селиверстов, Городской сайт Кирова

Комментарии

1
Ваш аватар (условное изображение): 

Добрый вечер дорогие друзья ! *

(Сериал " ТАЛАНТЫ И ПОКЛОННИКИ " , Архив от 18 ноября 2015 года , По просьбе пенсионеров - дачников .
С уважением , Митридат Сидорович , он же - " Митрич " , в связи с подготовкой к предстоящему 12 мая 2016 года ЮБИЛЕЮ нашего САЙТа - " pesochnya.com ")

С удовольствием хожу на все выставки наших художников , проходящих в нашем городе . Талант , данный этим людям от Бога , это великое дело . Не каждый , даже если и очень очень захочет - сможет кистью на холсте отобразить реальный мир , сложить из радуги красок зрелищное отображение своего личного бытия и мира окружающей нас природы .
К чему это я ?
Просто хотел внести свои пять копеек в общую палитру статьи наших замечательных журналистов нашего Богоугодного САЙТА - " pesochnya.com " (в девичестве - " pesochnya.ru ") , надеюсь никому не повредит , а только расширит его кругозор . И так :

" Мир искусства и его главная страница .
Иван Шишкин .

(Первоисточник - http://stoicka.ru/Joomla_3.2.0_Full_Package_Russian/index.php/component/content/category/60-ivan-shishkin )

"Главная черта моего характера ? - Прямота, простота.
Достоинство, предпочитаемое мною у мужчин ? - Мужество, ум.
Достоинство, предпочитаемое мною у женщин ? - Честность.
Мое главное достоинство? - Откровенность.
Мой главный недостаток ? - Подозрительность. Мнительность.
Мой идеал счастья ? - Душевный мир.
Что было бы для меня величайшим несчастьем ? - Одиночество.
Кем бы я хотел быть ? - Действительно великим художником.
Страна, в которой я всегда хотел бы жить ? - Отечество...
Мой девиз ? - Быть русским. Да здравствует Россия".

Так ответил на вопросы анкеты "Петербургской газеты" в 1893 году Иван Иванович Шишкин.

Творческая деятельность этого знаменитого пейзажиста - одна из самых удивительных и редких страниц пейзажной живописи в России XIX столетия. От своих современников талантливый Шишкин получил прозвища "Титан российский Лес", "Патриарх леса", "Лесной царь", "Старая Сосна" и "Одинокий Дуб". Как никто другой, он мог изображать деревья более реалистично и с большей любовью. Шишкин сотворил образ русской земли с ее богатой русской природой - вечной и необъятной. Творчество Ивана Шишкина на редкость уникально и оптимистично. Во всяком случае, "недоверие и подозрительность", которые он видел в себе, никак не отражались в его творениях. Работая над картиной, он не способен контролировать себя со стороны, его художественно - талантливый язык четок и ясен, в нем нет места глубоко скрытого разлада.
"Громче всех", вспоминал Репин, "раздавался голос могучего Ивана Шишкина. Как огромный могучий зеленый лес Шишкин отражал всех своим здоровьем, радостью, хорошим аппетитом и задушевными русскими разговорами. Шишкин произвел изрядное количество чудесных рисунков, написанных пером, в эти вечера. Зрители за его спиной, бывало ахали, когда он начинал затирать свой замечательный рисунок своими огромными могучими руками и грубыми, мозолистыми от работы жесткими пальцами, но каким-то чудным или магическим образом, рисунок из - за такого грубого обращения выходил даже более элегантнее и блистательней".

(Полдень. В окрестностях Москвы . 1869. Холст, масло.)

Всю свою жизнь художник изучал русский лес, особое преимущество отдавал Северному лесу. Обожаемое время года и дня - лето и полдень. В отличие от Левитана и Саврасова Иван Иванович Шишкин не испытывал интереса к переходным и изменчивым переменам природы. И в этом тяготении к неизменным, устойчивым, зрелым формам становится заметным его оригинальный "классицизм".
Иван Шишкин родился в небольшом провинциальном городке Елабуга (Республика Татарстан) на берегу Камы, в местности, которая славится могучими лесами. Его отец - купец со скромными средствами - был большой любитель старины. В целях привлечения интереса сына к истории, он взял юного Шишкина на Волгу, на археологические раскопки древнего болгарского царства, где Иван Васильевич Шишкин помогал профессору Капитону Ивановичу Невостроеву из Москвы. В 1844 году отец Шишкина отправил сына в город Казань, в Первую казанскую гимназию для мальчиков, где он вскоре нашел друзей, с которыми мог бы рисовать и рассуждать об искусстве. В 1848 году после летних каникул шестнадцатилетний Шишкин не вернется в школу. Покинув школу юноша вернется в отчий дом, да бы "не стать чиновником", где продолжит заниматься чтением и рисованием.
В возрасте двадцати пяти лет он окончил Московское училище живописи. А с 1856 по 1860 Шишкин продолжил обучение в Петербургской академии Художеств под руководством С. M. Воробьева (которого, надо сказать, он уже опередил как художник). Молодой Шишкин, успехи, которого принесли ему золотую (за пейзаж "Вид на острове Валааме". 1858. Холст, масло.) и серебряную медали, свои оставленные надежды выразил его бывший наставник и репетитор Аполлон Николаевич Мокрицкий, когда Шишкин окончил академию: " Потерялись мы отличного и одарённого ученика, но надеемся увидеть в нём впоследствии отличного художника, если он с той же любовью будет заниматься в Академии". В картине "Вид в Окрестностях Петербурга" (1856) Шишкин стремится передать подлинность, сходство и портретность понравившейся ему питерской представленной природы.

(Вид в Окрестностях Петербурга . 1856. Холст, масло.)

В 1858 - 1859 годах Шишкин часто ездил на остров Валаам, где учащиеся академии проходили практику на летних курсах. Строгие, величественные пейзажи там, - напомнил молодому художнику природную красоту Урала, где Шишкин провел свое детство.
С 1862 по 1865 годы он работает в Германии и Швейцарии, где наибольшее впечатление на него производят художники Дюссельдорфской школы, прежде всего братья Андреас и Асвальд Ахенбахи. Шишкин учится соединять пейзаж с изображениями животных. Картина "Стадо под деревьями" - образец его работы времен пенсионерской поездки.

(Стадо под деревьями. 1864. Холст, масло.)

Но Шишкина тянет на природу Отечества. Как и Перов, он возвращается на Родину ранее отпущенного шестилетнего срока "для более плодотворного изучения своего русского пейзажа".
Вернувшись в 1865 году в Россию, Шишкина награждают академическим званием за картину "Вид в Окрестностях Дюссельдорфа” (1865).

(Вид в Окрестностях Дюссельдорфа. 1865. Холст, масло.)

Художник быстро прошмыгнул в художественных кругах столицы и принял участие в четверг на встречах Художников "Артель".
Шишкин природу именно изучал. Сущность реализма для него определялась строгой объективностью в передаче изображаемого, а задача художника оказывалась близкой к труду ученого (он даже предлагал объединить студентов - пейзажистов Академии художеств с ботаниками университета). В этом творческий метод Шишкина был близок эпохе позитивизма, с его интересом к точным наукам.
В исследовании природы Шишкин был поистине неутомим. Ежегодно по возвращении с летних этюдных работ, в осенний период он привозил в Петербург сотни этюдов и натурных зарисовок. Репин, рискнувший показать Шишкину свое произведение "Плоты на Волге", получил суровую отповедь: "Ведь вот эти бревна в воде... Должно быть ясно, какие бревна — еловые, сосновые? А то что же, какие то "стоеросовые"!.. Это несерьезно..." Шишкин в совершенстве знал "анатомию" леса и, по свидетельству современников, рассматривая работы других, часто говорил: "Такой березы не может быть", "эти сосны бутафорские", за что часто был удостоен упреками в педантизме и сухости.

(Лесные дали. 1884. Холст, масло.
Бескрайние просторы. 1886. Холст, масло.)

В своих крупных работах Шишкин не лиричен. Он монументален, эпичен, его мировоззрение основано на основе фундамента ценностей, таких как народ, страна, земля, благодать неба и жизни. Так, в знаменитом пейзаже "Рожь" торжественная колоннада сосен уравновешена горизонталью простертого под бледно - голубым небом поля спелой ржи.

(Рожь. 1878. Холст, масло.)

Три главных цвета - голубой, желтый и зеленый соответствуют трем основным элементам картины - небо, хлеб и деревья. Мир природы связан с жизнедеятельностью человека. Поспевший урожай - итог его труда и награда за терпение, символ благополучия и Божья милость. Шишкин много путешествовал - бывал в Италии, Франции, Австрии, приезжал в Крым. Но к природе юга остался холоден, ее праздничные краски так и не заблистали на его полотнах.
Будучи очень последовательным в выборе мотивов для своих пейзажей, Шишкин не любил разбрасываться и считал, что всеядны только бездарности. Можно сказать, что его творчество "узко специализировано", его стихия - северные леса.
В картине "Дебри" тема мощной русской природы сочетается в обобщенном и лаконичном величии хвойного леса с частоколом высоких стволов.
Шишкин титан русского леса.

(Дебри. 1881. Холст, масло.)

Перед нами своеобразный лесной "интерьер" - стены образуют стволы стройных елей, а пол - устланная мхом земля. Густая хвоя закрывает небо, почти не пропуская солнечных лучей. Крепким деревьям мешают рамки холста.
Создается впечатление вырезанного фрагмента огромного целого. Шишкин обыгрывает контраст между хаосом поросших мхом серых камней, упавших сухих ветвей, коряг и стройными свечами тянущихся к небу елей - символов вечного обновления природы. Позже, в картине "Лесное кладбище" (1893), Шишкин разовьет этот мотив, сосредоточив внимание на отживших свой век деревьях, создав запоминающийся образ жизни и смерти природы.

(Лесное кладбище. 1893. Холст, масло.)

Первозданная красота мира. Эта тема - в основе бесконечно растиражированного и самого популярного полотна художника "Утро в сосновом лесу".

(Утро в сосновом лесу. 1889. Холст, масло.)

Знаменитые "мишки" присутствуют здесь как раз для еще более убедительного свидетельства отдаленности и недоступности этого лесного царства. Первоначальная идея картины принадлежала другу Шишкина художнику К.А. Савицкому. Он же написал в картине семейство бурых медведей. Вероятно, поэтому гонорар за нее распределился так: одна четверть Савицкому, три четверти Шишкину. Под двумя подписями появилась картина и на очередной Передвижной выставке. Но купивший ее П.М. Третьяков стер имя Савицкого. Действительно, слава этого полотна прежде всего основана на мастерском изображении соснового бора, просыпающегося и оживающего на глазах в утреннем тумане.
Глухомань в шишкинских пейзажах впечатляет и наделяет душой, словно живое существо, но не пугает, в отличие от корявых берез и кровавых закатов его современников, например, салонного пейзажиста Ю.Ю. Клевера. Мир леса у Шишкина открыто расположен к зрителю, в нем есть отпечаток фольклорного начала. Все шишкинские деревья, особенно известнейшие шишкинские дубы, имеют свой нрав и характер, они одушевлены и олицетворены.

(Дождь в дубовом лесу. 1891. Холст, масло. ,
Дубки. 1886. Холст, масло ,
Дубы. Вечер. Этюд для картины "Дубовая роща".1887. Холст, масло.)

И в этом Шишкин близок своему соотечественнику В.М. Васнецову. В литературе о пейзажисте не случайно сравнивают шишкинские дубы и васнецовских богатырей. Литературный, поэтический ход возникновения идеи и организации художественного образа был вообще свойствен Шишкину. Здесь он не является исключением из общего всецелого правила творчества прошлого столетия. XIX век - это век литературы, и все прочие искусства - скульптура, живопись, музыка - испытывали ее неотъемлемое и неотразимое влияние. Такие картины Шишкина, как "Среди долины ровныя..." и "На севере диком...", навеяны одноименными стихотворениями А.Ф. Мерзлякова и М.Ю. Лермонтова.

(Среди долины ровныя.... 1883. Холст, масло.)

Пейзаж "На севере диком..." писался в годы тесной дружбы Шишкина и Куинджи и, естественно, заключает в себе определенную реплику на оригинальное и своеобразное искусство Куинджи.

(На севере диком.... 1891. Бумага, коричневый соус, уголь, кисть, растушка.)

По свидетельству племянницы Шишкина А. Комаровой, Куинджи дополнил ее своей рукой: "...маленькой кисточкой с кадмием посадил точку - огонек вдалеке". Графическое повторение картины было подарено Шишкиным близкому другу многих передвижников Д.И. Менделееву. Эту работу Менделеев очень любил, и она висела у него над столом в рабочем кабинете.
Этюды Шишкина - это целый огромный мир, в которые вложены значительный труд и трепетная забота и любовь ко всем этим "полевым цветам у воды", белой кашке у забора, папоротникам, "сныть - траве", коре сухого дерева, мухоморам, кружеву паутины.

(Уголок заросшего сада. Сныть-трава. Этюд.1884. Холст, масло.,
Сосновый бор. Мачтовый лес в Вятской губернии.1872. Холст, масло.
Паутина в лесу. 1880-е. Бумага желтая, уголь.)

Художник здесь весьма подробен, но не утомителен. Его восхищение природой, разнообразием и красотой, которые созданы ею, передается зрительной аудитории. Этюды - закулисная сторона работы мастера - были впервые довольно полно показаны на его персональной выставке в Академии художеств в 1891 году.
Один из самых привлекательных натурных этюдов Шишкина - "Сосны, освещенные солнцем", решенный как законченное произведение.

(Сосны, освещенные солнцем. 1886. Холст, масло. )

Этюд писался в окрестностях Сестрорецка – местечка под Петербургом, где часто работал художник. "Сосны..." - бесспорное достижение Шишкина в области пленэрной живописи.
Именно в камерных формах живописи и в особенности в графических листах раскрываются лирические стороны дарования художника. Шишкин был непревзойденным мастером офорта в русском искусстве XIX века. Здесь скрыто его слабое место - однообразность колорита, а на первый план выступает сильнейшая сторона - талант виртуозного рисовальщика. Штрих Шишкина разнообразен и точен, ему в равной степени подвластны карандаш, перо, уголь и мел, офортная игла. Современные искусствоведы в долгу перед художником. Его офорты, которые он печатал на тонированной бумаге или шелке цвета слоновой кости, еще не оценены по достоинству. А ведь когда в 1894 году известным издателем А.Ф. Марксом был опубликован альбом шишкинских офортов, критика приветствовала его как художественное событие европейского масштаба. Особая страница творчества пейзажиста, тоже недостаточно изученная, - это пейзажи 1890-х годов, написанные в Меррекюле на берегу Финского залива, Мери - Ховии и в близлежащих лесах, куда он выезжал летом с учениками.

(Цветы на опушке. Этюд для картины "Лес на берегу моря". 1893. Холст, масло.
Летний день. 1891. Холст, масло.
Болото. Полесье. 1890. Холст, масло.)

Шишкин тонко почувствовал иной масштаб, иной дух балтийской природы. "Меррекюльский" Шишкин менее нагружен деталями и подробностями, асимметричные композиции отличает прозрачность и своеобразный аскетизм, четкая сетка горизонталей и вертикалей уступает место волнообразным линиям. В палитре появляются розовые, лиловые тона. Русское искусство вступило тогда в эпоху модерна, и это обстоятельство коснулось устоявшейся творческой манеры художника.
За пять лет до смерти, давая ответ на вопрос упоминавшейся анкеты о том, как он хотел бы умереть, Шишкин ответил: "Безболезненно и спокойно. Моментально". Так и получилось. Он умер работая над пейзажем "Лесное царство. (Краснолесье)" в своей мастерской.
В своей композиции "Корабельная роща" (1898), Шишкин собственным мастерством и опытом выразил неизгладимые впечатления детства.

(Корабельная роща. 1898. Холст, масло.)

Картина, выполненная не задолго до смерти художника, изображает корабельный лес вдоль Афонасовского оврага близ Елабуги. Знакомое сочетание больших и малых, сильных и хрупких, Шишкин увидел так ясно пейзажи своей Родины, которую он любил и прославлял так искренне в своих картинах.

XXIV Передвижная выставка 1898 года была последней, на которой экспонировались пейзажи Шишкина. Самого Шишкина уже не было на свете. Шишкин умер внезапно, 8 марта 1898 года, во время работы над картиной "Лесное царство". "
(Конец цитаты) .

Ну - за ТАЛАНТЛИВЫХ РУССКИХ ХУДОЖНИКОВ !!!!!

  • 0
  • 0

Еще об этом