Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь - и для вас откроется множество возможностей, функций и дополнительной информации, недоступных для незарегистрированных.

О чем Артамонов говорил на «Кировском заводе»

О чем Артамонов говорил на «Кировском заводе»
О чем Артамонов говорил на «Кировском заводе»
О чем Артамонов говорил на «Кировском заводе»

Кировчане остро нуждаются в том, от чего никак не могут избавиться. Сегодня все в промышленном райцентре практически уперлось в железо.

В одном случае его жизненно не хватает. А именно – на крупнейшем и старейшем в районе Кировском чугунолитейном.

Два месяца без работы, средств, заказов и материалов. Без столь неизбежного, казалось бы, в Кирове чугуна.

В Фаянсовой, напротив, обезжелезивания ждут и даже просят: непитьевая в тамошних кранах вода. Необходима очистка. За нее отвечает РЖД. Но отвечает, видимо, плохо. местная власть заверила, что проблему знает и берется с лишним железом в городе разобраться.

Плохо без железа славному городу Кирову – просто беда: работа валится из рук, а деньги – из бюджета. Но и с железом, как выяснилось, не слаще: жесткая вода со всеми вытекающими из этой воды последствиями. Уравновесить проблему железодефицита с железопрофицитом довольно сложно. В первом случае ниточки решения тянутся в Москву, к собственникам ОАО «Кировский завод». Во втором – туда же – в приемные РЖД.

Местная власть в меру сил бьется. Как получается – лично проинспектировал губернатор: в минувший четверг принимал отчет районных властей. Заодно наведался на наиболее пострадавший от обезжелезивания Кировский завод. Тот встретил главу области выставкой чугунных люков на входе и опустевшими цехами внутри.

Владимир Дудин, генеральный Кировского завода, был напряжен и сосредоточен. Губернатор также особой радости не выказывал: все те же канализационные люки, отопительные котлы, ажурные скамейки…

Пошли по территории. Видавшие виды красно-кирпичные корпуса. Где крашеные, где нет. Где целые, а где и не очень. Стопки нанизанных друг на друга чугунных ванн. Видимо, готовые к отправке. Но никто их никуда отправлять не спешит. Сиротливо покинутые заводским привычным гулом цеха. Вымершие без вечно жужжащих кар и погрузчиков заводские дорожки. Ни грохота прессов, ни дыма печей, ни шума токарных или фрезерных участков – тягостное индустриальное молчание.

Владимир Дудин ведет прибывших через утонувший во мраке и гулкой немоте шихтовой двор, поднимается по узкой лестнице на второй этаж производственного корпуса, протискивается через плотный строй заводчан и входит в забитый до краев народом актовый зал чугунолитейки. Именно здесь губернатор распорядился организовать очную ставку простаивающего коллектива с заводским начальством.

– Соскучились, наверное, по работе-то, – фокусируя на себе тревожное внимание сотен собравшихся, обвел взглядом притихшую и сосредоточенную аудиторию губернатор.

– А как вы думали? Конечно, соскучились, – твердо, но без вызова ответил кто-то из зала.

– И правильно, без работы сидеть опасно, – увидев деловое настроение чугунолитейщиков, сразу же перешел к делу Анатолий Дмитриевич. – Давайте послушаем, что скажет ваше руководство…

Чувствовалось, Владимиру Дудину досталась непростая задачка - втиснуть в пятиминутный доклад вполне трагическую историю последних лет жизни старейшего промышленного предприятия области: долги, безденежье, директорская чехарда, безвластие, простои, судорожные выходы из них. Отвечать за то «наследство», которого «не наживал», но каяться за которое все равно придется…

- Прошел почти год, как я был сюда назначен, - обратился к заводчанам директор. - Вы прекрасно знаете, в каком состоянии был принят завод. Отсутствие оборотных средств, двухмесячные простои. Никакой администрации: только я и главный бухгалтер. Май, июнь фактически стояли. Все сырье, какое было, выработали. При этом я никогда не допускал невыплаты заработной платы и невыплаты налогов в бюджет. С августа завод полностью перезапустили. Он стал прибыльным. По IV кварталу получили прибыль порядка 30 миллионов…

Владимир Дудин объяснил остановку завода отсутствием со стороны железнодорожников заказа на локомотивную колодку. На нее-то Кировский завод всегда рассчитывал. В этот раз сорвалось. «Ни одной разнарядки за три месяца!» - отчаивался директор.

Впрочем, за развитие предприятия больше с руки было спросить с собственника Кировского завода – главы «Санто Холдинга» (владельца его контрольного пакета акций), а по совместительству и председателя совета директоров ОАО «Кировской завод» Анатолия Яковлева.

– Да, была сложная полоса в прошлом году, – признался господин Яковлев. – Даже были вынуждены полностью освободить прежнее руководство завода в лице его директора и всех заместителей. Доработались до ручки. Наверное, надо было раньше это сделать...

Далее господин Яковлев покритиковал руководство завода за то, что оно все «кивает на железную дорогу» и недостаточно уделяет внимания традиционному производству ванн и отопительных котлов. Чувствовалось, что в этом вопросе у собственников и администрации завода разные позиции: директор обострял железнодорожную тематику, собственник пытался ее сгладить. Позже выяснилось, почему.

- План производства прошлого года мы выполнили с вами на 1 миллиард 100 миллионов рублей, – взял более оптимистическую ноту Анатолий Яковлев. – Все свои обязательства выполняем: по банку, по налогам, по зарплате. – Это приоритет. На этот год мы уже планируем 1,4 миллиарда. Это реально. Решен вопрос по сырью. Решен по энергетикам. Также по железной дороге, по крайней мере на первое время. Думаю, что в ближайшие дни начнем работать. Мы надеемся на понимание коллектива. Плюс поддержка со стороны губернатора…

- Я вам одно только могу обещать, - вступил в разговор Анатолий Артамонов, - что и я сам, и прокурор, и весь правоохранительный блок будем внимательно отслеживать эту ситуацию, чтобы здесь не было никаких вывертов. Просьба одна – дать людям работать. Не надо им ноги переставлять...

Постепенно прояснилась и ситуация с «колодочным кризисом». Заказ на них ушел из Кирова в Балахну. Вряд ли это могло случиться без ведома «Санто Холдинга». Балахна, судя по всему, дело завалила. Репутация холдинга в целом пошатнулась. В том числе и без вины виноватого его кировского сателлита.

- Пусть железная дорога сама бы решала, где покупать колодки, в Кирове или Балахне, – продолжал «разбор полетов» губернатор. - Чего ради надо было вмешиваться? Давайте мы договоримся: если предприятие будет работать самостоятельно и руководство завода будет иметь все полномочия на принятие решений, то и у нас тогда появится уверенность, что дела здесь наладятся. Мне больших трудов стоило уговорить Сбербанк, чтобы он пошел на заключение мирового соглашения. Но ведь это мировое соглашение не вечно. А в затылок дышат энергетики. Если сейчас они расторгнут с вами договор о поставке электроэнергии, то с 1 марта электроэнергия для завода будет в два с половиной раза дороже. И все – это конец… Я вот сейчас поставил вопрос на заседании Госсовета, где сказал: должны отвечать не только стрелочники, директора, которые такие же наемные люди на заводе, как и вы, а – собственники. Владеешь предприятием – будь добр нести ответственность. Давайте так: вы сейчас должны, как это и всегда было на Кировском заводе, быть серьезными людьми и продолжать свою работу. Наберемся, что называется, терпения. Я отслеживаю ситуацию каждый день…

Сосредоточенные литейщики не выдавили из себя в ответ ни единой жалобы. Это губернатора впечатлило. Тогда корреспондент «Вести» сам попытался разведать настроение заводчан.

- Директор-то новый как у вас, ничего? – без особого оптимизма интересуюсь мнением сидящей рядом женщины.

- Дудин-то? А что – хороший, - неожиданно по-доброму охарактеризовала бросившего народ в безработицу начальника смелая собеседница. – Во всяком случае не зажрался, как некоторые. Дело знает. Старается.

- Кировский, что ли? Местный?

- Нет, но на нашей кировчанке женат…

Сразу стало ясно – свой. Линию обороны не оставит.

После собрания толпа заводчан медленно потекла из зала. Мерно гудела об услышанном. Толковала о своем.

- Да, теперь, поди, и субботы придется прихватывать, - не столько с сожалением, сколько с надеждой перекинулся с приятелем шагавший по левую руку заводчанин. – Вон сколько простояли.

- Если миллиард четыреста, то и в воскресенья придется выходить, - разделил тот оптимизм соскучившегося по работе друга.

Трудяга-Киров навалился на решение проблем обезжелезивания основательно: дефицит металла восполнит, избыток изымет. Без этого – никак. Нельзя по-другому. Задачку иначе не решить. Такая вот муниципальная физхимия получается…

Алексей Мельников, газета «Весть»
Фото Игоря Малеева

Комментарии

1
Ваш аватар (условное изображение): 

Анатолий Дмитриевич Артамонов, лицом к народу.

  • 0
  • 0

Еще об этом