Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь - и для вас откроется множество возможностей, функций и дополнительной информации, недоступных для незарегистрированных.

Ход свиньей

У любого производства есть обратная сторона, которая имеет негативные последствия.

И недостаточно видеть одни только красивые цифры, но нужно и понимание - что за ними стоит.

Можно например добыть много угля и нефти, получить большую прибыль и убить окружающую природу.

А можно получить намного меньшую прибыль, но использовать более безопасные технологии.

Как с этим у нас? Да плохо. Добывая газ в Сибири меньше всего пекутся об экологии, почему должна заботить наша экология те же иностранные компании, такие как BP, которые за подобное у себя недолго бы проработали. Но в Сибири никто почти не живет, поэтому и происходит незаметно.

А как обстоят дела ближе к нам?

Российский рынок мяса, особенно его сравнительно дешевых разновидностей - свинины и курятины - приблизился к идеалу импортозамещения. Политики и чиновники гордятся этим. Но сверхконцентрированные мясные производства приносят проблемы, с которыми не может справиться окружающая среда. Попытки заставить государство контролировать процесс пока что почти безуспешны.

В последние пять лет Псковская область - экономически отсталый, дотационный регион на западной границе России - вышла в лидеры по промышленному выращиванию свиней. Свиная популяция уже вдвое больше постепенно редеющего людского населения Псковщины (около 633 тысяч на конец 2018-го года). Главные производители свиней в области и на российском Северо-Западе в целом - фирмы "Великолукского агропромышленного холдинга".

Мясокомбинат в Великих Луках был основан в 1944 году. Его превращение из регионального предприятия в одного из лидеров российского свиноводства началось в 2010 году, когда появились сообщения о сооружении ферм общим поголовьем в 480 тысяч и строительстве в Невеле, на границе Псковской области с Белоруссией, большого завода по производству комбикормов.

В начале марта на всех фермах агрохолдинга, по данным администрации Псковской области, содержалось 1,2 млн свиней. Уже давно в планах - создание новых свинокомплексов на западе области, чтобы довести единовременное поголовье до двух миллионов. В 2018 году Великолукский агрохолдинг произвел 215 тысяч тонн мяса и стал пятым в России производителем свинины с долей рынка в 5,2%.

Агрохолдинг является крупнейшим работодателем в области и крупнейшим налогоплательщиком. Неудивительно, что чуть ли не большая часть крупных машин, которые встретятся вам на юге Псковщины - самосвалы, длинные автоцистерны с комбикормами, двухэтажные фургоны с живыми свиньями, фуры и "Газели" с готовой продукцией - украшены бело-красным логотипом "Великолукского мясокомбината".

Большинство производств агрохолдинга сосредоточено в Невельском и Усвятском районах области, на границе с Белоруссией. Даже по меркам современного интенсивного животноводства концентрация ферм там высокая. В 10-километровом коридоре вдоль трассы Усвяты-Невель работают не меньше 40 площадок, емкостью в десятки тысяч голов каждая. На два района - 28 тысяч жителей и раз в тридцать больше свиней.

Типовая свиноферма на Псковщине выглядит так: несколько длинных, белых с оранжевым корпусов, соединенных коридорами. Они могут быть "репродукторами", где живут несколько тысяч свиноматок, или "откормочниками" - ангарами, куда трехмесячных поросят помещают еще на три месяца для выкармливания до товарной массы примерно в 100 килограммов. Каждый из ангаров рассчитан на несколько тысяч животных.

Свиньи толпятся на полу из бетонных плит-решеток. Их экскременты проваливаются сквозь решетки в траншеи, сооруженные в основании каждого из корпусов. Оттуда навоз стекает в специальные резервуары, потом насосами выводится за периметр фермы.

Каждый день свинья на индустриальной ферме прибавляет в весе примерно полкило. Навоза она производит как минимум в десять раз больше - 5-8 килограммов ежедневно. Помноженные на 20, 50, 70 тысяч животных эти испражнения проще исчислять поездами (состав из 30-ти железнодорожных нефтяных цистерн ферма в 60 тысяч голов заполнит за неделю). Помноженные на месяцы навозные отходы можно мерять транспортными судами. Помноженные на число псковских ферм - океанскими нефтяными танкерами.

Но эти фекалии далеко не едут. Из-под свинарников их перекачивают насосами в прямоугольные насыпные резервуары, выстланные толстой пластиковой пленкой - те самые "лагуны". Типичный резервуар вмещает 18-20 тысяч тонн отходов, в него уместится несколько олимпийских бассейнов.

Это - старейший и самый дешевый способ хранения навоза. Агронаука предполагает, что примерно за 9-12 месяцев навоз из довольно ядовитой смеси органических веществ, бактерий и микробов, превратится в удобрение, которое можно вносить в почву. В документах, представленных на судебных слушаниях, Великолукский агрохолдинг утверждал, что обладает технологией, которая может сократить срок обезвреживания навоза до 6 месяцев.

Но даже если и так, утверждают оппоненты, совокупные объемы "лагун" (обычно не более 20 тысяч кубометров в каждой, при ферме их две или три) могут не соответствовать численности животных и тому навозу, который от них остается. А главное, по мнению активистов, в районах, где сконцентрирован откормочный бизнес агрохолдинга, нет такой земли, которая могла бы принять огромные объемы навоза, даже должным образом обезвреженного.

Поголовье свиней в России росло на миллион каждый год последние пять лет. В прошлом году на убой отправили 21 млн животных. Торговля приняла их избавленными от голов, ног и внутренностей - 3 млн 776 тыс. тонн мяса. Все это закрывает примерно 90% российского потребления свинины. А 15 лет назад отечественная продукция занимала только 55% рынка.

Параллельно меняется и масштаб производителей. Все меньше и меньше мяса дают малые и средние хозяйства. В 2005-м на них приходилось почти три четверти рынка, в 2017-м - 16%. Национальный союз свиноводов прогнозирует, что к 2022 году больше 75% рынка займут всего 20 крупных компаний.

Крупные компании предпочитают строить по-крупному. По оценкам компании "Биг Датчмэн", занимающейся проектированием ферм, типичные проекты крупных российских свиноводческих компаний в последние годы оперируют поголовьем в 2500, 3700 и 4800 свиноматок, каждая из которых дает по 25-27 поросят в год. Таким образом, на современной индустриальной ферме может содержаться от 62 до 130 тысяч свиней в год.

Отходы недолгой свиной жизни тоже меряют, исходя из числа свиноматок - по 38 кубометров в год (с водой, которая требуется на помывку помещений и средним количеством осадков, попадающих в открытые резервуары). Если предположить, что на средней ферме 3500 свиноматок, то вся ферма будет давать в год 133 тысячи кубометров навозных стоков.

Этим навозом можно заполнить две с половиной типичные пятиэтажные "хрущевки".

_106462454_cff447c1-894d-4d32-9537-733aa46a1782.jpg

Так выглядит сброс навозных стоков на поля. Этот трактор сняли 22 февраля. Правила жестко ограничивают такую практику зимой

За год, что функционирует свинокомплекс у Захарово, Нина (местная жительница Колова, переехавшая в деревню из Великиз Лук) часто звонила в Роспотребнадзор, добилась приема у заместителя областного прокурора. В ответ она получила лишь ничем не документированное сочувствие. "Это предприятие федерального значения, мы ничего не можем сделать", - так ответил Нине зампрокурора.

"Завалить нас всех свининой они, может, и завалят, но какой ценой?" - говорит Дмитрий Алексеев,  житель Поречья, пока мы пробираемся к ручью у заброшенной деревушки Лутово. У первого из заколоченных домов еще ничем не пахнет, но стоит пройти еще пару минут и метрах в двадцати от воды уже стоит запах как в запущенном привокзальном туалете.

Дышать можно, но Алексеева волнует не воздух, а вода, текущая в направлении Пореченского озера. Там находится село в тысячу человек и несколько деревень помельче. Он погружает в мутный ручей самодельный ковшик из пластиковой бутылки, делает короткую видеозапись на смартфон, ставит геометку.

Но в марте активистам из Поречья повезло: 11-го числа пробы в четырех разных местах взяла комиссия, приехавшая после звонка на горячую линию Росприроднадзора. Через неделю был готов результат: в воде, вытекавшей с полей, было отмечено высокое (от 28 до 100 раз) превышение норм концентрации аммиака и повышенное (от 13 до 22 раз) биологическое потребление кислорода. Второе обычно происходит из-за насыщения воды бактериями.

Оба превышения указывают на попадание в воду отходов с ферм. Но двухлетний опыт тяжб показывает, что и подтверждение факта загрязнения не всегда означает предъявление претензий животноводам. Исследовав воду или земли в сотнях метров от свинокомплекса, контролирующие инстанции часто констатируют: "источник загрязнения не установлен".

Ничто из этого не послужит официальным доказательством. Даже если Алексеев привезет воду из ручья в лабораторию, результаты исследования этой жидкости вряд ли убедят суд. Обычно после вызова проверяющих одного из "надзоров" до их появления на местности проходит две-три недели. Зачастую после такой паузы проверка не обнаруживает опасных веществ или следов бактериальной активности.

"Вызываем прокуратуру и Россельхознадзор. Они находят там сальмонеллу, находят несоответствие технологии и бактерии. То есть подтверждают, что это не является никаким удобрением, а является отходом 3 класса опасности", - говорит Андрей Мухаметшин.

"Они выписывают штраф в 400 тысяч и предписание рекультивации. И вот на днях суд отменяет этот штраф ввиду… малозначительности правонарушения. Понимаете, малозначительности! Заражение сальмонеллой, которая стекает в воду, - это малозначительно".

За последние девять месяцев активисты зафиксировали три случая сброса навозных стоков на одном этом поле. После мартовского исследования воды начато дело по четвертому пункту статьи 8.13 КоАП РФ - "Нарушение требований к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и (или) истощение". Пока что проводится расследование.

Отдельную реакцию Росприроднадзора вызвал сам факт сброса навозных стоков на поля в феврале. Компанию ВСГЦ, которой принадлежат фермы у Поречья, оштрафовали на 100 тысяч рублей, а ее руководителю, Елизавете Иевлевой, направили предписание "о необходимости проведения мероприятий по предотвращению загрязнения окружающей среды, связанного с размещением отходов животноводства на рельеф почвы".

Какими должны быть эти мероприятия, Росприроднадзор не пояснил.

У Людмилы Петровны из села Церковище, в Усвятском районе, была корова. Поили ее из ручья, но поздней осенью 2017 года корова вдруг заартачилась и пить ту воду отказалась. А в декабре случилась оттепель, в лесу начал таять снег. 28 декабря 2017-го ручей позеленел и стал очень вонючим. Тогда уже и Людмила Петровна перестала брать оттуда воду для мытья и стирки.

Жители Церковища пытались вызвать проверяющих из райцентра, но к ним никто не приехал, сказали, что нет бензина. Тогда они набрали воду в пробирку сами. Директор школы, Сергей Гайдаренко, по совместительству районный депутат от "Единой России", отвез ее на анализ в частную лабораторию, заплатив свои деньги за исследование. Было обнаружено превышение по аммиаку в 20 раз. А официальная проверка Роспотребнадзора приехала через месяц и ничего не нашла. На суде селянам сказали, что источник загрязнения установить нельзя.

Раньше Людмила Петровна преподавала русский язык старшеклассникам, но в церковищенской школе старшеклассников больше нет - их осталось мало, занятия перевели в райцентр. В пустом кабинете школы директор, ее бывшие и нынешние учителя говорят о расстройствах и разочаровании, которые принесло сооружение ферм.

"Все знали, что проблемы с этим есть, - говорит Гайдаренко, имея в виду опыт соседнего, Невельского района, где фермы появились раньше. - Но власть упирала на то, что будут рабочие места, что будет содержание и благоустройство района, что построят дома и поселки для рабочих, дома для учителей и для медиков, дороги. Ничего этого нет, только вот рабочие места". Но Гайдаренко и другие местные говорят, что из-за тяжелых условий работники то и дело уходят.

Жалобы у жителей Церковища такие же, как и в других местах: почти постоянный запах навоза, периодические проблемы с водой, разбитые тяжелыми машинами дороги. Местные жители видят, что их проблемы для большого бизнес-проекта - малозаметные частности.

"Мы сидим в районе, где люди, рулящие мясокомбинатом, получают миллионные прибыли, а в районе денег нет, - кипятится Гайдаренко. - В Сибири районы развиваются за счет нефти и газа, нефтяники строят инфраструктуру, а тут мясокомбинат выкачивает прибыли, а в районе - ничего".

Гайдаренко, да и другие жители этих районов имели возможность донести свою точку зрения до чиновников - вплоть до прежнего губернатора Псковской области Андрея Турчака. Ничего не поменялось. "Я общался с мэром района и говорил, что свинокомплексы - хана нашему району. А мэр сказал: "Что вы имеете против продовольственной программы Путина?"

Но выход нашли замечательный.

  В 2018 году "Великолукский мясокомбинат", центральное предприятие агрохолдинга, пригласил из КНДР 105 человек на работу по специальности "оператор животноводческих комплексов". Аналогичное разрешение было получено для 70 человек из Вьетнама. Зарплаты их, по данным минтруда, составляют примерно 12 тысяч рублей. В регионе, куда отправляются на заработки жительницы далекой Азии, местного населения постепенно становится меньше. В каждой из окрестных деревень много нежилых, осевших на бок, домов.

"Практически все свиные мегакомплексы в России не обеспечены необходимым количеством земли, - говорит Александр Брюханов, главный научный сотрудник Института агроинженерных и экологических проблем в Петербурге. - Они вынуждены в дозах, превышающих норматив, вносить этот навоз. Это огромное количество органики, которая может попадать в водные объекты".

Об этом Брюханов и его коллеги узнают, сопоставляя статистические данные о доступных для обработки землях и объемы навозных отходов в разных регионах России: то тут, то там оказывается, что мощности ферм не сопоставимы с обрабатываемыми землями, на которые можно было бы отправить получающийся навоз.

Протесты в связи с работой крупных свиноферм отмечены в разных областях России.

Тем временем псковские свиноводы ведут сооружение еще шести свинокомплексов на западе области, в Красногородском районе. Каждые пару минут тяжелые грузовики с песком и щебенкой едут на стройку.

Министерство сельского хозяйства России не ответило на запрос Би-би-си о том, хватает ли земли для утилизации свиного навоза в пяти областях - Белгородской, Воронежской, Курской, Псковской и Челябинской - где ведут свой бизнес крупнейшие производители свиней в России. Правда, полученный отдельно ответ из департамента сельского хозяйства Белгородской области сообщает, что каждый из 12 крупнейших производителей располагает достаточными площадями для внесения навозных стоков - их было в 2018 году почти 11 миллионов кубометров.

Россельхознадзор и Росприроднадзор не ответили на запросы об общероссийской статистике нарушений со сбросом навоза на земли сельхозназначения и земли лесного фонда, о том, какое число нарушений зафиксировано в Псковской области рядом со свинофермами Великолукского агрохолдинга, и о том, какая экологическая экспертиза должна предшествовать строительству свиноферм.

https://www.bbc.com/russian/features-47911010

Развитие производства конечно хорошо, но не такой ценой как в данном случае. Одно дело, когда усилия направлены на на развитие региона, когда делая одно дело не убивается остальное, когда получающие прибыль не собираются делиться ею для обустройства и обеспечения безопасной жизни в округе. Если цель - тупо выполнить указание, попутно набив собственные карманы - то лучше уж без него.. Получается - страна обеспечена мясом - это достижение, несомненно. Но не слишком ли дорого - "убитый" регион?

  • 1
  • 1

Комментарии

3
Ваш аватар (условное изображение): 

свиня грязи найдёт

  • 0
  • 0
Ваш аватар (условное изображение): 

Интересные цифры. Очень любопытно, а чем отапливаются фермы, подсобные помещения, жильё людей, работающих на фермах? Наверняка газом, которого у нас дофига и он относительно дешовый.

К чему это я? Есть интересная немецкая технология, называемая немцами "майлер" (это не английский mailer и с почтой никак не связано :) ) Смысл технологии в том, что разлагающиеся фекалии  производят энергию. И речь тут не о метане, который так же можно добывать из промышленных количеств отходов в промышленных же количествах. Речь о прямой энергии нагрева в ходе переработки бактериями продуктов жизнедеятельности животных и людей. В утеплённом резервуаре нагрев влажной массы достигает 70 градусов по цельсию, которые можно забирать теплообменником для обогрева помещений и горячего водоснабжения. Видел немецкие расчеты: примерно на 1 кв.м. хорошо утепленного дома требуется 1 кубический метр этой массы для обогрева. На дом в 100 кв.м. немцы рекомендуют резервуар в 120 куб.м., который нужно перезаполнять раз в полгода! То есть, сопоставляем приведённые цифры (38 куб.м фекалий в год с одной свиньи) можно рассчитать, что 10 свиней с запасом хватит для отопления и горячего водоснабжения одного жилого дома... И да, после полугодового "отопительного цикла" из резервуара забирают отличное удобрение. Одни плюсы от внедрения, но... газ пока обходится дешевле, а об экологии никто не думает. Тут нужна целенаправленная политика на развитие этой темы, например, увеличение стоимости газа для таких хозяйств и привлечение субсидий на строительство систем "майлер".  

  • 0
  • 0
Ваш аватар (условное изображение): 

РЕМАРКА .....

Вот , Михал Виталич , это уже по - нашенски , ПО - МИНИСТЕРСКИ !!!!!

Ваши КОЛЛЕГИ уже давно должны были ПРОДВИГАТЬ все передовые идеи со всего света на наших отечественных просторах . Название у Вашего Богоугодного заведения : " Министерство Экономического Развития " .

Ещё раз повторюсь - " ЭКОНОМИЧЕСКОГО развития " . И тут не нужны просто РАЗМЫШЛЕНИЯ о том и сём , нужны конкретные , ОБОСНОВАННЫЕ на ТЕХНИЧЕСКИХ и ЭКОНОМИЧЕСКИХ расчётах , грамотно сформулированные  ПРАКТИЧЕСКИЕ предложения от Вашего " МЭР " в ПРАВИТЕЛЬСТВО РФ , с последующим КОНТРОЛЕМ за реальным воплощением в жизнь ДАННОГО проекта .

Всё остальное называется просто - МАНИЛОВЩИНА , да да , именно МАНИЛОВЩИНА , да ещё и на ПРИЛИЧНЫХ окладах .

(* Кстати , когда мой рейсовый автобус в понедельник высаживал двух пассажирок в районе остановки на деревню Якимово , то хватило и двух минут , чтобы мы все почувствовали себя на колхозной свиноферме в РЕАЛЬНОСТИ . Слава Богу , потом автобус тронулся и ЕНТИ воспоминания выветрились .

Такая же песня была с десяток лет назад , когда в конце улицы Ленина , там тоже имелось точно такое же производство , в ближайших соседних домах можно было дышать только в противогазах , в крайнем случае - с прищепкой на носу . 

Я вообще , не знаю , КТО разрешил там построить этот комплекс ?

Слава Богу , видимо ВОНЬ дошла и до него РОДИМОГО на небеса и эту лавочку прикрыли , стоят только обшарпанные авиационные ангары .....) 

  • 0
  • 0