Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь - и для вас откроется множество возможностей, функций и дополнительной информации, недоступных для незарегистрированных.

Анатолий Артамонов. Электоральная усталость

Если на большинстве сконструированных человеком устройств принято указывать допустимый срок эксплуатации, то на устройствах властного характера подобные предупреждения, как правило отсутствуют. Двадцать лет у руля области - много это или мало? А двадцать четыре - если учитывать вице-губернаторство накануне? Именно такими укрупненными временными отрезками отмерял свой срок на региональном властном Олимпе калужский губернатор,  ходивший на протяжении ряда лет в региональных передовиках. Бум иностранных инвестиций. Иноавтопром и инофармпром. Аэропорты. Дороги. Жилье. Университет.

 

Артамонов изначально позиционировал себя, как властный трудоголик. Корни - на селе. Карьерный старт - в партии. Естественно - той, коммунистической. Вовремя переформатировался и полюбил слово "бизнес". Позже разлюбил другое слово - КПСС. В конце 90-х ещё в вице-губернаторском  ранге энергично взялся рулить экономикой региона. Изрядное честолюбие и деловая хватка лидера позволили Артамонову притянуть в регион серьезный капитал. В том числе - иностранный. Были обдуманные  риски, который губернатор брал на себя. А также необдуманные, которые падали на региональный бюджет. Но всё обошлось - с шампанским, как водится, для победителя.

 

Регион наращивал инвестиции, с конвейеров сходили всё новые "Фольксвагены" и "Пежо".  Французы отгружали цемент. Итальянцы, немцы и датчане - таблетки. До войны с Украиной и последовавшими за ней санкциями все в самом деле было неплохо. Местные СМИ не уставали твердить, что область - лучшая, потому что Артамонов - лучше всех. А сам Анатолимй Дмитриевич не упускал возможности восхвалить за это Путина. Даже тогда,  когда международные неприятности чуть не придушили импортный калужский автопром.  А заондо - только что народившуюся новенькую аэрогавань. Так продолжалось последние годы. Те самые, в которые большинство калужан жило всё той же прижимистой жизнью, как и до Артамонова. Как, впрочем, будет жить и после него: довольно скудно материально и духовно. 

 

Пропагандистские барабаны, тем не менее, не уставали отбивать победную дробь. Местное телеэкраны пестрели перерезанными лентами. Газеты - бравыми репортажами. Сам герой этих репортажей казался всё менее телесным и осязаемым, превращаясь постепенно из додельного и разумного хозяина в памятник собственным достижениям. Новые же - всё с большими усилиями стали даваться калужскому краю.

 

Сегодня область вернулась в порядком подзабытую пору  застоя. Во всяком случае, так говорит статистика. Соседи наперегонки стали обгонять некогда успешный регион. Показывать спину засидевшимся калужанам. Вина ли тому Артамонова? И да, и нет. Да - потому что всё на свете имеет пределы. В том числе - и временные. В том числе - и терпения. Скажем -  электорального. Нет - потому что мало кому в регионе это казалось странным. Неестественным. Вроде бы исполнители те же, а прежней симфонии нет. Четвертьвековое исполнение притупило восприятие слушателей. Равно как и обеднило вдохновение маэстро. 

 

Официальные калужские СМИ, понятно, усердно гонят от себя и от местной публики мысль о сменяемости Артамонова. Изобличают всякого - и в федерации, и на местах - кто думает иначе. Что лишний раз подтверждает тезис о торможении - идейном и функциональном - в регионе. О неизбежном приближении нового этапа его развития. Естественного, как сама жизнь.

 

 

  • 5
  • 1